Тестирование цифрового рубля


Цифровой токен в финансах — это «единица учета в сети блокчейн, которая используется для представления цифрового баланса в определенном активе или учета взаимозаменяемых цифровых активов». Если говорить проще, то токен — это цифровое свидетельство вашего права на владение чем-либо. В нашем случае — валютой.

Токен можно сравнить с жетоном метро. Его владелец получает право на услугу — поездку в подземке. Если вы купили такой токен заранее по определенной цене, то жетон сохранит для вас свою ценность, даже когда проезд подорожает. В случае с ЦВЦБ токен — это ключ к активу в виде цифрового рубля.

Российский ЦБ рассматривает возможность использования токенов как альтернативы клиентским счетам при внедрении цифрового рубля. Доступ к деньгам будет предоставлен через специальные цифровые кошельки с использованием электронной подписи.

В токенах, которые применяются в криптовалютах, порядок определения цены зависит от баланса спроса и предложения. В случае с цифровым рублем это будет фиксированный курс, который всегда равен курсу национальной валюты.

Источник: ЦБ РФ

Стремительный рост безнала переместил создание и обращение основной массы денег в зону ответственности коммерческих банков и прочих финансовых организаций. При этом влияние центробанков на эти процессы стало гораздо менее заметным.

Источник: ЦБ РФ
Источник: ЦБ РФ

Также сказалось чрезмерно быстрое развитие финтеха в частной сфере. Появилась масса денежных суррогатов, которые создаются без участия финансовых посредников и центробанков. Летом 2019 года социальная сеть «Фейсбук» поделилась планами создания собственной валюты libra, которая могла бы стать платежным средством для миллиардов пользователей соцсети. Но в итоге либру сначала переименовали в diem, а потом продали банковскому холдингу Silvergate.

Реальность перспективы создания подобных валют оказалась пугающей для центробанков. Столь широкий охват может угрожать регуляторам утратой финансового контроля.

Тестирование цифрового рубля

Зачем цифровые валюты нужны государству. В первую очередь — для поддержания финансовой стабильности. Угроза перетока денег в частные цифровые валюты создает большие риски для государства. Если ЦБ не сможет контролировать ни эмиссию, ни обращение новых цифровых денег, то и его влияние на кредитную политику банков в стране станет минимальным. Это бы уменьшило возможности управлять инфляцией и поставило под угрозу стабильность курса национальной валюты.

Вместо ничем не обеспеченных криптовалют со стихийно формирующимися курсами центробанки предлагают пользователям централизованную альтернативу. Стоимость ЦВЦБ приравнивается к курсу национальной валюты, а использование полностью контролируется регулятором. Это сильно расширяет возможности ЦБ по управлению денежной массой.

Увеличив свое присутствие в экономике за счет цифровой валюты, государство может сделать обращение денег в стране более управляемым. Например, получит возможность быстрее и эффективнее распределять адресные выплаты, будь то регулярные соцпособия или разовая помощь жертвам стихийных бедствий. Можно жестче контролировать целевые бюджетные расходы, кодируя цифровые деньги на траты в строго ограниченных категориях. Пустить их на откаты или взятки в этом случае будет проблематично.

Цифровой рубль откроет властям прямой доступ к информации о транзакциях людей и предприятий. Пользуясь этим во благо, можно увеличить прозрачность налоговой базы, отслеживать операции на предмет их законности, чтобы бороться с оттоком капитала, обналичиванием и отмыванием денег.

Обходить финансовые санкции с цифровыми деньгами тоже должно стать проще. Например, китайский цифровой юань не может быть заблокирован США. И даже мониторить проходящие по этой системе платежи американские власти эффективно не могут. Зато могут запретить любой финансовой организации доступ к американскому рынку, если она будет пользоваться ЦВЦБ, неугодной Госдепартаменту. Так что стопроцентной защитой от санкций цифровая валюта все же не станет.

Цифровой рубль позволит ЦБ мгновенно увеличивать или уменьшать объем денег в экономике. В теории эту опцию можно использовать даже для управления курсом национальной валюты: например, сокращать предложение на рынке, способствуя росту стоимости. Правда, такая схема для современной России не актуальна: у нас курс рубля официально плавающий, а влияние государства сводится к участию в интервенциях в рамках бюджетного правила.

Digital Ruble Tech